?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Каждый раз, когда я в очередной раз натыкаюсь в воспоминаниях и дневниках на какую-нибудь нетривиальную интерпретацию произошедшего, я прямо так удивляюсь, ну прямо как в первый раз - а пора бы, в самом деле, привыкнуть.
Сегодняшний претендент на премию по художественному свисту - уже упоминаемый А.В. Никитенко и его дневник.

Итак, в январе 1826 года *адьютантская* часть квартиры Бистрома, о которой я писала здесь, пустеет. Евгений Оболенский в крепости, Константин Оболенский арестован и тоже в крепости, Ростовцев съезжает, потому что уволился и вообще ему здесь больше не рады, Никитенко, очень переживавший по поводу своего положения, съезжает тоже - к генеральше Штерич, дальней родственнице Оболенских; она приглашает его учителем к своему сыну и таким образом спасает из квартиры, из которой ему некуда съезжать и которая "сделалась мне тяжела, как могила".

Вот что Никитенко пишет в своем дневнике:

"В то самое время, как я особенно горевал о моих печальных обстоятельствах, наш добрый дворецкий, Егор, доложил мне, что меня желает видеть генеральша Штерич, одна из дальних родственниц князя Оболенского. Я нисколько не удивился, полагая, что она хочет переговорить со мной о моем воспитаннике (Дмитрии Оболенском  - И.). Но вышло нечто иное. (…)
Пригласив меня сесть, она, после обычных в настоящее время разговоров о последних бурных событиях, сказала: - Я слышала о вас много хорошего. Знаю, что вы теперь в затруднительном положении. Если вы не найдете ничего для себя лучшего, я вам предлагаю квартиру и стол у себя.
(...) Сегодня я переселился в дом г-жи Штерич. Мне отведена опрятная, хорошая комната. (…) Еще вчера г-жа Штерич пригласила меня к себе обедать и после разных околичностей дала мне заметить, что ей не будет противно, если я уделю несколько своего времени на то, чтобы читать русскую словесность ее сыну, а также и некоторые другие науки (если у меня будут свободные часы!), нужные для дипломатической службы, на которую этот молодой человек недавно поступил".

Вопрос: куда деваются младшие Оболенские, 18-летний Дмитрий и 15-летний Сергей?



В июле они приходят на свидание к брату в крепость; то ли они все это время были у каких-то (неизвестных мне, думала я) родственников, то ли в Пажеском корпусе, куда они, собственно, и собирались (думала я). Агащаззз.

"Моя тетя Штерич так добра, что взяла на себя заботу о Серже, у нее он, по крайней мере, будет под присмотром и сможет продолжать свои занятия под контролем превосходного Евгения (сына С.И.Штерич)…"
(из письма Е.Л. Симанской, родственницы Кашкиных и Оболенских - собственно, именно из этого письма семейство и узнает об участии в восстании и аресте Е. Оболенского)

Видимо, г-жа Штерич, узнав о такой беде у родственников, забрала к себе не только оставшуюся после арестов молодежь, но и учителя этой молодежи, изрядно его этим выручив. (…Но все же, уважаемый Никитенко, нафига было врать в своем дневнике, ну нафига? - И.)

Л.И.Бройтман, выдержки из статьи которой "У Оболенского, но где?" я сейчас цитирую, предполагает, что по окончании рожденственских каникул 1826 года младшие Оболенские вернулись в Пажеский корпус - точнее Дмитрий вернулся, а Сергей начал учебу. Их отец написал императору прошение в духе "за ужасного бунтовщика старшего просить не смею, но пожалейте его братьев и не поминайте им такого ужасного родства!" Император, разумеется, ответил, что родства поминать не будет и пусть учатся.

Правда, в 1827 году Дмитрия и Сергея Оболенских из корпуса все равно выставили в рядовые Финляндского корпуса - "за дурное поведение и вредные правила". Никакого конкретного дурного проступка им не вменялось.

Бройтман пишет, что дело, скорее всего, в письмах: не думая о том, что их переписка может вскрываться, они жалуются отцу на порядки и вообще пишут, как у них дела (Сергей о своем брате - "он никого не хочет знать, удаляется даже от самых родных, всем пренебрегает и взбешен чем-то в высочайшей степени")
Интересно, что в  январе 1826 года Никитенко замечает о Дмитрии примерно то же самое: "Со времени же несчастия его брата (Евгения) он сделался совершенно несносен, я пробовал увещевать его, но получил в ответ несколько грубостей").

Вскрытые письма этих двоих направляются начальнику Пажеского корпуса Демидову по распоряжению самого начальника Главного штаба Дибича. И, видимо, на разбирательстве юноши как-то так хорошо поговорили с начальством, что начальство шлет донесение великому князю Константину (дело ведь государственной важности!):

"Дмитрий (…) всегда был поведения упорного, а брат его Сергей, поступивший в корпус в 1826 году с самым запущенным воспитанием и вредными правилами, ни мало не исправился и все строгие наказания их не удерживают, но напротив они стараются еще других совращать с доброго пути". (Интересно, в чем выражалось совращение - И.)

В рядовых юноши задержатся на семь лет - и только в 1834 году, после долгих хлопот отца, писавшего в письме к Бенкендорфу, что от тяжелых условий службы у Дмитрия "уже признаки чахотки", Дмитрий станет прапорщиком, Сергей - унтер-офицером, им дадут отпуск для свидания с отцом и позволят перейти на гражданскую службу.

...В итоге проехалось по всем четверым братьям, не только по старшему, бунтовщику-оказавшемуся-в-Сибири.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
kemenkiri
Dec. 10th, 2017 02:09 am (UTC)
Ооо, выразительная история с братьями, тут же вспоминаются младшие Бестужевы...
И Дмитрий Оболенский, у которого, кажется, за предохранительный клапан работал старший брат, а тут снесло...

Нет, не знаю, зачем Никитенко скромно молчит. Только думаю, это у них с Ростовцевым заразное друг от друга или как?

*

...и, кстати, о том, как ведут себя некоторые генералы. (Сегодня выяснила и делюсь). У Ивана Поливанова в конце июля 1826 года родился сын. Поливанов уже осужден, лишен дворянства и т.д., уже сошел с ума, а в сентябре скончается. У его супруги (из родни Пестелей), пока шло следствие, ум тоже заходил за разум. Сына крестят только через две с лишним недели... В крестных у ребенка - генерал-лейтенант Депрерадович. И Катерина Федоровна Муравьева, да, она везде.
istarni
Dec. 10th, 2017 12:54 pm (UTC)
…Никитенко после декабря 14го был ОЧЕНЬ напуган (в общем, у него даже был повод: он только-только освободился из крепостных и начал учиться, и ВСЕ его немногочисленные друзья и заступники - арестованы). Ростовцев тоже был ОЧЕНЬ напуган. Возможно, они независимо друг от друга пришли к одной и той же стратегии о_О.

(А может, и, ээээ, сверяли легенды: у Никитенко есть дивная запись от 23 января о том, как еще раз арестованный Федор Глинка через Ростовцева просит Никитенко о том, чтобы в случае чего Никитенко сказал, что они с Оболенским не говорили о политике!):

"Сегодня Ростовцев навестил меня. Он, между прочим, сообщил мне, что князь Оболенский в показаниях своих запутал многих и в том числе Глинку, который ожидает, что его опять арестуют. Если это случится, он собирается призвать меня в свидетели как всегда присутствовавшего при его свиданиях с князем Оболенским и потому могущего подтвердить, что в беседах их не было ничего политического. Он поручил Ростовцеву просить меня об этом. К чему эта просьба? Если он поступит, как намеревается, я и без того должен буду сказать истину, которая, впрочем, для него нимало не предосудительна. Но, само собой разумеется, я предпочел бы избежать этого нового усложнения."
istarni
Dec. 10th, 2017 12:58 pm (UTC)
…Спасибо про историю про Поливанова. Кстати, а умер он в крепости или все же отпустили домой или хоть в больницу? (…Это я, хм, обтекла оттого, что, судя по формулировке Бройтман, отпуск у младших Оболенских был ОДИН после семи лет в рядовых; не знаю, насколько это, ээээ, системно, а насколько с фамилией не повезло… (Бройтман тоже вспоминает младших Бестужевых).

А Депрерадович Поливанову кто? Начальник, родственник или просто - знакомый, который решил не оставлять семью в сложной ситуации? Катерина Федоровна, судя по всему, вообще - по итогам - крестная мама всех-кто-в-Сибири…)
naiwen
Dec. 10th, 2017 07:41 am (UTC)
а я почему-то Ивана Щербатова вспомнила, и историю его семьи. Там тоже все очень печально было.
istarni
Dec. 10th, 2017 01:00 pm (UTC)
Слушай, я не знаю этой истории… Гугль выдает только Ивана Андреевича Щербатова, посла в Европе Елизаветы Петровны.
naiwen
Dec. 10th, 2017 03:54 pm (UTC)
Нет. Речь идет вот о какой семье:
http://naiwen.livejournal.com/1284001.html
история невероятно печальная и очень показательная :(
intent_reader
Dec. 10th, 2017 09:24 am (UTC)
Слушай, а для тех, кто не совсем в теме, можно пояснить, где Никитенко врет?
istarni
Dec. 10th, 2017 12:48 pm (UTC)
Он….хммм… художественно умалчивает:)
Он пишет про то, что его позвала к себе генеральша Штерич; как он думал, что это по поводу его воспитанников младших Оболенских, ан нет, это она его самого зовет учителем к своему сыну; вот он переезжает к Штеричам; знакомится с сыном; занимается с ним; - все очень подробно. И ни слова про то, что вообще-то младшие Оболенские переехали к тем же Штеричам вместе с ним и находятся, хотя бы какое-то время, в одном доме (это следует из письма родственницы Оболенских как раз).
Впрочем, чего я жду от дневника человека, у которого после многочисленных записей про работу-преподавание-друзей-слухи-цензуру есть запись "уже месяц, как я женат" - и все, и дальше про работу-преподавание-друзей-слухи-цензуру!
kemenkiri
Dec. 10th, 2017 01:13 pm (UTC)
Не заметил собственной свадьбы - это сильно!;-)
( 9 comments — Leave a comment )